?

Log in

No account? Create an account

karpaty2010


Карпаты: песни западных славян


Previous Entry Share Next Entry
маленькая история о продаже души (дочь кодринского солевара)
травестия
chevora wrote in karpaty2010

 

Жила-была в Кодрах девица, ну почти красавица, звали ее Бэлла и была она дочкой тамошнего солевара. Вздорная была девка, взбалмошная и капризная, а еще – очень хотелось ей замуж. Да женишки что-то к Бэлле не торопились, норову крутого да скверного сторонились. Вот и решилась она любой ценной добыть зелья-то приворотного и назло всем девкам деревенским за самого красивого, за самого богатого, да доброго замуж выйти. Прослышала Бэлла, что есть такое зелье у корчмаря кодрянского. Дурная слава о корчме ходила, но не испугалась девка – пошла. И добыла-таки  зелье волшебное за пояс деда своего солевара Иштвана, да вот только зелье не долго силу-то свою имело. Прошлась девка по деревне, видит, не годятся кодрянские парни в мужья ей, а как дошла до околицы – увидала хлопца дивного в шароварах красных, да говорит ему: «Женись на мне». А тот ей и отвечаешь: «Шутишь ты, девка, что ли…» - кончились волшебные чары, посмеялся хлопец, да ушел восвояси – в Диброво.  А деда опосля того вскоре помер…

Стала Бэлла сильно кручиниться, да не по деду, а по хлопцу гарному, и все думала как бы ей еще приворотного зелья-то достать: носила пояса в корчму (богатея Штефана, да дядьки своего солевара), да бестолку – не продали ей зелья, в травницы в научение пошла – авось, снадобье какое травники знают, чтоб милого-то присушить, да не знали травники. Так маялась девка маялась, пока Штефан в болото не свел, обещая травку показать приворотную. Страшно было, брыкалась девка, все убежать пыталась, да поздно было… Продала Петушиному Перу душу, чтоб домой к людям вернуться, а не на болоте кикиморой остаться.

Вернулась с болот, а там весть ее ждала тяжкая – женился гарный хлопец на дивеце-красавице-дибрянке, а об ней-то и не вспомнил. Злость взяла Бэллу, обида страшная. Подговаривала она Траяна, сынка богаческого, ворота той девке дегтем измазать, да тот только посмеялся. Тогда, чтоб никто в деревней нашей жениться не смог, решила Бэлла икону из церкви выкрасть – подговорила братца своего Мирчу, дурня деревенского, икону-то выкрасть, да под порог дома лесничего спрятать. Послушался Мирча, выкрал из церкви иконку, да с последнего-то ума и двинулся, заметался, закричал «Мамо, мамо, душу я свою потерял», да и сбежал из Кодр (в корчму, надо сказать, до укипаловки). А иконку-то все ж нашли, к Бэлленой досаде, да свадьбу Аурики, дочери виноградаря весело сыграли.

Тоскливо стало Бэлле, тоскливо, да страшно. Как увидела она, что с лесничихой-упырицей делается, когда народ ее в церкву-то привел, совсем на душе кошки черные заскребли. Да тут еще батька на болотах сгинул, а люди-то поговаривали, нечисть за жизнь его икону принесть просила… Совсем страшно Бэлле стало, а мамка-то Василика все дознается, зачем Мирча икону из церкви вытащил. Решила Бэлла на Стефана-богача все свалить, дескать, он икону просил покрасть, ан не получилось. Свидетельствовать об том перед миром надо, а значить и креститься, а то боязно, ой как боязно – грудь-то бездушную крестить…

Не знала Бэлла, что и делать-то: с собой бездушной, с мамкиными допросами, да мирчиными укорами – пошла села на церковной паперти и долго думала, да на исповедь собралась. Выслушал ее батюшка Марко, опечаловался, сказал, что грех этот простить ей не сможет, что надо на гору святую Афон идти, да замаливать – а то, ведь, и не замолишь. Покорилась тому слову девка, и на сердце ее легче стало – теперь могла она спокойно на Стефана-богача пальцем показать, да сказать, что тот людей безвинных черту в лапы водит. Только вот… в тот же вечер онемела. А Стефан-то и шепнул ей на ушко «Хочешь, девка, снова говорить – снеси икону на болото, снеси – хуже тебе все равно уж не станет». И снова пошла Бэлла в церковь, постояла, поглядела на образа, да не стала еще один грех на себя бедовую брать. А на следующее утро ушла на Афон, босяком, обдирая ноги о камни, да придорожный кустарник. И долго бежали за ней деревенские собаки, слизывая кровушку с девкиных следов.



 



  • 1
Красиво и жутковато. "Это Кодры, детка".

Ох, жутковатая история)))


..поначиталась я вас, да свою сказку щас слеплю. Из того что было))))))

ух..
слкхай, а что за история с поповной будто от нашего старшлго понесшей, а?

нууу... это чертовский квэст - задание от черта - перессорить шипражских корчмарей. чувствую, что не очень-то я с ним справилась, но ничего более вразумительного мне тогда в голову не пришло. наказали-то старшого?)

нет, почто наказывать пока не разобрались то? =)))
вся корчма вместо этого стала думать, шо делать, если с Кодр с дубьем придут =)

да, неважный из меня ссоритель...)

ну...повод не тот был =)
1. девка нам не известная, а страшой - он своя кровинушка.
2. если есть слух, что нас бить пойдут - то перво дело наоборот собраться абы корчму отстоять, а уж разбираться - набедокурил там он али кто другой - это и опосля можно

Но и у черта то ж не особо получилось

и посрамлен да будет сатана (с)))

ох страсть какая, Бэллка..да как ладно сказка вышла..
жалко мне вас было очень, когда на паперти сидели. а с Мирчей тогда чегось было?

печалился, что икону из церквы спер

Я видела что твой персонаж ни как не может определиться склониться ему к добру или ко злу. И пыталась к добру подталкивать. Но кажется безуспешно.

  • 1